XXVI Фестиваль

Кино и книги / ПРЕЗЕНТАЦИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕБРА Е»

«Морфий» и другие фильмы Алексея Балабанова 

Алексей Балабанов — режиссер, сценарист, продюсер. Наверное, один из самых провокационных и радикальных режиссеров последнего времени. Еще в армии решил, что будет снимать кино. Кино у Балабанова получалось разное, но «всегда про себя»…

В книге собраны сценарии почти ко всем фильмам Балабанова, начиная с «Про уродов и людей» 1988 года и заканчивая сценарием к последнему фильму «Морфий».

Алексей Октябринович Балабанов (1959-2013). Родился в Свердловске. Окончил переводческий факультет Горьковского педагогического института, работал ассистентом режиссера на Свердловской киностудии. В 1990 году окончил режиссерское отделение Высших курсов сценаристов и режиссеров, экспериментальная мастерская «Авторское кино». Соучредитель Кинокомпании СТВ, при участии которой впоследствии снял почти все свои фильмы. Жил и работал в Санкт-Петербурге. Лауреат многих кинематографических наград и премий.

 

 

Олег Табаков. Прикосновение к чуду 

«Современник», «Табакерка», МХТ им. А.П. Чехова. 

Это вехи яркой и единственной творческой биографии в российском театре. 

Это — биография Олега Табакова, актера, педагога, режиссера, театрального и общественного деятеля, нашего современника. 

«Театр для меня обладает огромными компенсаторными возможностями, на сцене проходит боль — головная, зубная. Даже радикулит проходит. Я вообще человек непритязательный. Мне гораздо важнее делать то, что я считаю нужным, что мне интересно. За это я даже готов приплатить. Если бы мне не давали играть, я бы, наверное, прикупил эту возможность.

Театр — это вообще одно из немногих мест на земле, где чудо еще сохранилось, где его пока даже наука не может объяснить и разъять на составные части. На самом деле, почему один спектакль стареет, а другой — нет? Театр — одно из немногих мест на земле, где в каких-то углах сцены, откуда не выметена паутина, где лежит пыль, еще таятся остатки чуда, и человеку свойственно прикоснуться к чуду.

Театр должен давать тонус. Мера постижения человека в конечном итоге решает все.

Если вы смотрите на сцену и получаете новую информацию — это и есть факт необходимости театра для человека.

Театральное ремесло требует настойчивого продвижения вглубь — только в этом случае можно всерьез рассчитывать на успех». 

 

Юрий Богатырев. Пропавший дневник 

 

«У художника и актера Юрия Богатырева был взрывной характер, уникальная память и очень непростые отношения с окружающим миром и с самим собой. «Горит в нем какой-то огонь, требует его душа чего-то высшего, никак не может устроиться и приспособиться к тому, как принято жить, как живет большинство людей», — сказал о нем Олег Ефремов.

Книга наша о той памяти, которую следует всегда хранить об этом сложном и талантливом человеке. Чтобы не угасала она в огромной и бестолковой спешке этого неизвестно куда несущегося мира.

В книгу вошли ранее неизвестные и неопубликованные факты из жизни этого неоднозначного человека, «своего среди чужих и чужого, среди своих...».

 

Александр Кайдановский. Чужой среди своих

 

«Кайдановский был человек невероятный – он мог виртуозно материться, болтать на бандитском жаргоне, а мог всю ночь говорить с тобой о литературе, о вещах, которых здесь не знал ни один специалист».  Леонид Филатов

«Он нарывался на драку – это у него лежало рядом всегда. Заводился мгновенно, даже не с пол-оборота. Он был человеком без паузы, сразу начинал со взрыва. Я не понимаю, как он дожил до этих лет…» Иван Дыховичный

«Непоставленные сценарии Кайдановского не просто прекрасно написаны. Они самодостаточны в такой степени, что почти не взывают к воплощению на экране. Они сами по себе зрелищны и тронуты лишь тенью удивления от того, что не родились фильмами». Андрей Плахов

 

 

 

 

 

 

 



Официальные партнёры
Информационные партнеры