XXVI Фестиваль

Карен Шахназаров

2018-08-11

Рубрика -  Интервью/ День в истории

 

Карен Шахназаров - кинорежиссёр, сценарист. Генеральный директор, председатель правления Киноконцерна «Мосфильм» с 1998 года. В 1993 году его фильм "Сны"получил главный приз фестиваля "Окно в Европу". 

На фестивале в Выборге Карен Шахназаров частый и желанный гость. В 2012 году здесь специальным показом фильма «Белый тигр» отмечался 60-летний юбилей мастера, который оставил отпечаток своей ладони на Аллее славы. Здесь же, на фестивале «Окно в Европу», состоялись в разные годы юбилейные показы фильмов «Курьер» и «Мы из джаза», проводились многочисленные мастер-классы для гостей фестиваля и жителей Выборга. В прошлом году картина Карена Шахназарова «Анна Каренина» была представлена во внеконкурсной программе.

 

 

О фестивале

- Хорошо помню самый первый фестиваль «Окно в Европу». «Сны» тогда получили главный приз. Фестиваль только начинал свой путь, и было непонятно, что с ним будет дальше. В результате Выборгский фестиваль сумел завоевать значимое место в российском кинематографе, и я рад, что в моей фильмографии оказалась такая награда.

 

- В прошлом году фестивалю было 25 лет это серьезная цифра. Многие фестивали до таких юбилеев не доживают, либо с годами теряют свое значение. А «Окно в Европу», на мой взгляд, с годами только повышает свою репутацию.

 

- Если фестиваль хочет совершить качественный шаг вперед, на мой взгляд, имело бы смысл организовать в Выборге настоящий, большой, серьезный кинорынок. Тем более, время проведения фестиваля для этого очень удобное: конец лета, преддверие осеннего прокатного сезона. У нас сейчас нет фестивалей с серьезной деловой площадкой. Кинорынок дал бы Выборгу новое качество.

«Сны»

- Работая над фильмом «Сны», я научился самостоятельности. Это была первая картина, сделанная в пост-советской России. Мой предыдущий фильм «Цареубийца» снимался все-таки еще в СССР, хотя тоже не на государственные деньги.

«Сны» снимали в период полного развала кинематографа, и это требовало какого-то нового понимания того, как надо работать в кино. В то время появилось Госкино РФ, но в господдержке мне было отказано, и мы сняли этот фильм на собственные средства: у студии были очень небольшие деньги, заработанные на совместном проекте с французами, по-моему, всего 80 тысяч долларов.

На «Снах» я научился снимать кино, совершенно не имея финансирования. Со следующей картиной «Американская дочь» повторилась та же самая история. Госкино отказало мне в поддержке, и мы с Бородянским сами нашли деньги их дал продюсер Борис Гиллер. Бюджет картины, почти целиком снятой в США, составил, по-моему, 300 тысяч долларов. Рискованный был проект.

 

«Решение о ликвидации»

- На мой взгляд, Александр Аравин сделал очень достойную работу. Это фильм о борьбе с терроризмом, в нем рассказывается история ликвидации известного террориста Басаева. Правда, персонажа картины зовут немного иначе.

Для меня нет табуированных тем. Я считаю, что в искусстве можно говорить обо всем. Вопрос только в том, как это делать. На Кавказе у нас шла  гражданская война, и если мы снимаем кино, затрагивающее эту тему, то надо находить правильные подходы. Надо понимать, что ответственность высока, и находить верные решения.

На мой взгляд, в «Решении о ликвидации» Александр Аравин сумел найти правильную интонацию и рассказать о подвиге работников спецслужб, не оскорбив при этом людей, которые по тем или иным причинам оказались на другой стороне.

 

О будущем российского кино

- Меня несколько пугает тенденция последнего времени все оценивать с помощью процентов и цифр кассовых сборов. Во-первых, у меня не всегда есть уверенность в точности этих данных – к статистике я отношусь с некоторым подозрением. Не только к российской, к американской тоже. Статистикой занимаются живые люди, а там, где есть деньги, всегда есть чей-то интерес. Это то, что подсказывает мне мой жизненный опыт. А раз есть интерес, значит, всегда есть какие-то соблазны что-то поменять.

 

- От победных реляций в адрес российского кино я бы воздержался. И часто говорю об этом – фильмов у нас по-прежнему снимается очень мало. 70-80 фильмов в год – это очень скромный показатель для России. Чтобы иметь то, что называется кинематографом, у нас должно сниматься около 200-250 картин. Тогда можно говорить о кино, как о явлении, как это было в СССР. Правильнее – не успокаивать себя цифрами, а всерьез заниматься развитием – работать над качеством и количеством.

 

- Измерять успех фильма его сборами мне кажется не совсем правильным, хотя совсем не брать их в расчет нельзя. Кассовые показатели не могут быть единственным критерием развития. Фильмы Тарковского никогда не были чемпионами кассы, но если попробовать посчитать, сколько за все эти годы заработали его картины, то может оказаться, что они являются более успешными, чем фильмы, выходившие в прокат в то же время. Бывает так, что фильмы, которые когда-то собирали полные залы, сейчас уже никто не смотрит и не помнит.

 

- Насколько прекрасно будущее у российского кино? Раньше я рисковал отвечать на такие вопросы, сейчас уже не знаю. Будущее в любом случае есть, поскольку всегда будут люди, которые хотят снимать кино, любят кино, хотят смотреть его. Насколько оно будет успешным-неуспешным, зависит от многих факторов. На своем месте я делаю то, что зависит лично от меня, – стараюсь создать студию, на которой можно снимать качественное кино.



Официальные партнёры
Информационные партнеры