XXVIII фестиваль

СВЯТОСЛАВ УШАКОВ: «Мой медведь сам сложился в образ Юрия Никулина»

07-12-2020

Председателем жюри анимационного конкурса в этом году стал режиссер-аниматор, создатель множества анимационных работ, в том числе мультфильма «Белка и Стрелка: Звездные собаки» и клипа на хит «Хару Мамбуру» группы «Ногу свело!» Святослав Ушаков. Сам он привез в Выборг фильм «Медведь», который откроет программу анимации XХVIII фестиваля «Окно в Европу». А посвящена она 100-летию со дня рождения Юрия Никулина, который будет отмечаться в 2021 году.

 

Какова история создания анимационного фильма «Медведь»?

Поначалу, когда эта история только начала выкристаллизовываться, она была совсем коротенькая, можно сказать — зарисовка. Я ее нарисовал еще в 1997 году, на фестивале «Киношок». Сделал короткую раскадровку, потом еще несколько раз к ней возвращался, но все было не до этого. И она пролежала вплоть до этого года. Я как-то разговаривал с кинокритиком Ларисой Малюковой, и она сказала: «Сейчас можно делать подачу заявки в Минкульт на конкурс авторского кино. Ты будешь делать короткий метр?». Так что подача проекта состоялась через Союзмультфильм с легкой руки Ларисы Малюковой.

 

А почему был выбран образ Никулина?

Для студии «Пилот» он, можно сказать, родной человек. Юрий Никулин — практически крестный Александра Татарского. Татарский вообще из цирковой семьи. Про Никулина я много слышал и даже работал карикатуристом в газете «Советский цирк». Когда я делал фильм, образ моего медведя сам сложился в образ Никулина. В финале фильма есть небольшая отсылка к Никулину: герои, которые скачут по цирковой арене в лошадиных платьях — это Шуйдин и Никулин.

 

А кто озвучил медведя?

Фильм немой. Немножко — куски, где он рычит, хмыкает, угукает — озвучивал я.

 

Вы часто озвучиваете свои фильмы?

Я люблю это делать. Это практика студии «Пилот», нас Саша Татарский к этому приобщал. И потом, как режиссер и худрук я обязан все время присутствовать на озвучке. Иногда при работе с актером я понимаю, что все, кранты, — и озвучиваю персонажей сам. Это нормально, так делают очень многие режиссеры-аниматоры.

 

Какие у вас любимые анимационные фильмы?

Очень разные. Я люблю и художественные, непростые фильмы, какие, например, делает Александр Петров. Но мне ближе то, что не очень сильно перегружено. Бывают фильмы, где много всего, а юмора там нет, ритма — нет, динамики — ноль. Когда кино просчитано — это сразу видно, математика вылезает моментально. Есть сложные, но безумно красивые работы — как у Игоря Ковалева, где все построено на темпоритме, на движении, все очень воздушно. Есть фильмы с прекрасной клоунадой —хотя их очень мало. Еще я с удовольствием пересматриваю старые анимационные картины — призеры фестивалей. 

 

Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы современного кинопроизводства?

Нам сейчас очень не хватает мультсериалов для тинейджеров. Причины понятны: их снимать намного сложнее, чем делать фильмы «3+». С ними проще еще и потому, что понятно, как их продвигать. Родители купят сувениры с персонажами, дети будут смотреть мультики. В этом ничего плохого нет, но у нас этого слишком много, и все очень однотипно. Что касается полных метров — та же беда. И если мы поставим их в один ряд с фильмами ведущих анимационных студий, наши мультфильмы будут проигрывать. Не потому, что у нас плохие аниматоры и режиссеры — со сценариями проблема. Сценарная база очень важна, особенно в полнометражной анимации. Я недавно посмотрел последнюю «Белку и Стрелку». Сделано здорово, идея прекрасная — но сюжетная история очень слабая. 

Еще одна проблема — финансирование. На десятиминутный фильм выделяют определенную сумму. И говорят: «А что это вы не радуетесь?» Я говорю: «А вы считать умеете? Чему радоваться?» Мне же людям зарплаты надо платить. Даже «Медведь» сделан на чистом энтузиазме. Любая нормальная студия мне бы сказала: «Слушайте, идите и делайте сами». Обычно все так и происходит. Сидит режиссер один, несчастный, и работает, как Башмачкин, экономя на всем. А я сомневаюсь, что это тот предел, который можно выделять аниматорам. Если мастер просит денег на фильм — дайте ему сколько нужно. Все и так знают, кто это, почему он должен выступать перед людьми, которые сами перед ним должны плясать?

 

Сейчас появилось много гаджетов и приложений. Можно ли с их помощью снять интересное кино? 

Я думаю, что да, и здорово, что такая возможность есть. Это инструмент, а чем больше инструментов, тем лучше. Молодые ребята с этими девайсами работают как боги, виртуозно, классно! Это совершенно другая мысль, другие приемы. Видно, что это сделано легко, быстро, не вымученно — это абсолютно другое кино. Оно более жесткое, концептуальное, дизайнерское, но оно — клевое. Хотя во ВГИКе я видел курсовые работы ребят с курса Алексея Демина, там — трогательное, интересное кино без задвигов. Но при этом — рассказанное современным языком. И ребята там тоже пользуются этими гаджетами. 

Мы застали другое время и другие способы создания анимационного кино. Раньше это было настоящее переживание: ты рисуешь задание на кальке, на штифтах, потом тебе показывают, как надо под камеру самому снимать. Это чтобы ты понял, как все работает и уважал труд оператора, а это самый безумный труд. Целлулоидные операторы, например, Михаил Друян, Иосиф Голомб — это же просто уму не постижимо, что у них в голове! Как они все помнили? Я даже листы не мог нормально расписать — за мной бегали по студии и орали: «Я тебя убью! Что ты там понаписал?» Это был долгий, волнительный процесс: ты снимаешь, потом ждешь, пленку сняли, все по очереди снимают свои тесты, потом эту пленку увозят проявлять, ты опять ждешь два-три дня. Проявили. Порезали. Монтажер отдает нам кольца пленки. Ты не знаешь, что там получилось. И вот на показе либо ты доволен и все видят, что классно получилось, либо это позор. Это было совсем другое время. Сейчас у ребят есть возможность снимать быстро, и это прекрасно.

 

В чем разница показа фильма в кинозале и на телеэкране?

На показе в зале по реакции зрителей ты можешь понять свои ошибки. Тут ты думал, что будет смешно, а людям не смешно. А здесь вдруг засмеялись — а ты совсем этого не хотел. Это очень полезная вещь. Особенно интересно смотреть на реакцию детей, они — самая неподкупная публика. 

 

ИРИНА ШТЕФАНОВА 



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры