XXVI Фестиваль

Специальный показ. «Феномен Этигэлова. Загадка бурятского ламы»

2018-08-14

Анастасия Разлогова, продюсер проекта: «Документальный фильм-исследование режиссера Елены Демидовой «Феномен Этигэлова. Загадка бурятского ламы» рассказывает об одном из самых известных Пандито Хамбо-лама-Даши-Доржо Этигэлове, Неиссякаемое Драгоценное тело которого находится в Иволгинском дацане Буддийской традиционной Сангхи России. Съёмочная группа побывала в местах, связанных с жизнью XII Пандито Хамбо-ламы Этигэлова, встретилась с людьми, для которых его история - не разговор о прошлом, а часть их собственной повседневной жизни. В съёмках картины приняли участие ламы, исследователи, музейные работники, краеведы. География проекта простирается от Москвы и Санкт-Петербурга до самых отдаленных уголков Бурятии и Забайкальского края. Это аудиовизуальное исследование посвящено культуре российских буддистов и тому, как их миропонимание вписывается в контекст истории всей страны.

 

Фильм создан в рамках большого проекта «Исследование традиционного российского буддизма как фактора гармоничного взаимодействия различных этносов и культур России на материале жизни, деятельности и наследия Пандито Хамбо-ламы Даши-Доржо Этигэлова, который включал также научное исследование и подготовку аналитического доклада о российском буддизме. Проект был поддержан Фондом президентских грантов и Буддийской традиционной Сангхой России».

 

Кирилл Разлогов, руководитель проекта: «Проект о российском буддизме и его роли во взаимодействии культур в нашей стране и в мире меня волнует давно, с первой поездки на Байкал ещё в советское время. Последующие события подтвердили актуальность гармоничного взаимодействия культур и вероисповеданий народов нашей страны и мировых религий и цивилизаций. Подготовленный нами аналитический доклад рассматривает исторические, теоретические и социальные проблемы, а фильм об Этигэлове предлагает художественное видение этого важнейшего феномена отечественного буддизма в прошлом, настоящем и будущем»

 

Елена Демидова, режиссер.

- Каким образом вы вышли на эту интересную тему?

 В Бурятию мы попали первый раз несколько лет назад, когда снимали там наш игровой фильм «Прикосновение ветра». Меня тогда еще поразило это пространство. Другая религия, другая культура, и все-таки это Россия, и все эти буддийские монастыри, храмы, ступы, традиции - все это существует в обычном постсоветском мире и существует очень органично, очень естественно. Наш бурятский актер Эдуард Жагбаев, получивший образование в Москве и по всем своим бытовым и культурным привычкам похожий на нас, иногда вдруг говорил и делал совершенно неожиданные вещи, и мы понимали, что для него существует иная реальность, и она действительно осязаема, это просто факт, никакой мистики. Фильм, который мы тогда снимали, соединял в себе игровое и документальное, и я своей документальной камерой конечно же вглядывалась в это пространство, чувствовала его, но все-таки тогда задачи были очень конкретные, связанные с основной игровой историей, и поэтому мне хотелось в это пространство и к этим людям однажды вернуться.

 

- Почему вас заинтересовала именно эта личность?

Я, конечно, не могу сказать, что в тот момент много понимала, что означает явление Хамбо-ламы Даши-Доржо Этигэлова для буддизма и в частности для бурятского буддизма, вообще для Бурятии и для людей, которые там живут. Я понимала и чувствовала только, что это очень важно. Что это история не просто про человека, даже и очень выдающегося, не просто про необычный и непонятный феномен. Это явление, в каком-то смысле связанное с законами, лежащими в основе устройства мира, это что-то про самое главное. И конечно мне хотелось сделать про это кино, потому что кино по большому счету - оно не про интерес, оно на самом деле про устройство мира, про время и пространство; и то, что оно открывает и помогает понять и почувствовать, иногда на порядок глубже того, что предлагает на данный момент наука. И мне хотелось однажды этим путем пройти.

 

- И каким образом съемочную группу «впустили…», позволили снимать на тему, требующую особой деликатности?

 Здесь была проделана огромная работа, прежде всего продюсерская и организационная. Все сложилось тогда, когда сложилось, когда и мы были готовы к этому, и когда нас были готовы принять. У нас прекрасный консультант в проекте - Алла Намсараева, которая является пресс-секретарем Иволгинского дацана и которая знает всех и умеет выстраивать отношения со всеми. Благодаря ее участию, нам открывались самые закрытые двери. Кроме того, нас конечно же проверяли, всякий раз это было такое взаимное вглядывание, всматривание друг в друга. Смотрели, насколько мы соразмерны той теме, за которую взялись. Ну и, кроме того, я думаю, всем было с нами интересно, мы не налетели как телевизионщики на три дня, мы прожили там достаточно много времени, мы слушали и слышали, и соответственно нам рассказывали и показывали самое сокровенное.

 

-     С чем были связаны сложности съемочного периода?

Это была длинная экспедиция, и каждый день, каждая съемка были важны, что требовало больших затрат внутренней энергии. Но я бы не назвала это трудностями, это на самом деле всегда так, если делаешь большое кино. Реальной трудностью была одна - очень длинные переезды по не самым лучшим дорогам, и часто сразу с места нужно было снимать, но, в общем, это тоже нормально, это работа такая. Сейчас, когда фильм закончен, несмотря на усталость, кажется, что  по-другому быть не могло.

 

- Взаимодействие этносов, сосуществование религий - насколько это актуально сейчас, в наших реалиях?

Это очень актуально, очень важно. Времена меняются, и если когда-то люди разных культур могли жить за тысячи километров друг от друга и никогда не сталкиваться в реальности, то сегодня все перемещаются, смешиваются, особенно в мегаполисах. И по большому счету это делает нас всех богаче в культурном смысле, надо только научиться видеть и чувствовать весь этот узор. И как раз на это и работает кино. Надеемся, и наше кино в частности”.



Официальные партнёры
Информационные партнеры