XXVI Фестиваль

«Кардиограмма состояния российского кино». Заседание открытого жюри фестиваля

2018-08-16

ЖЮРИ АНИМАЦИОННОГО КИНО.


1. Екатерина Соколова:
«В этом году программа анимационного кино меня не сильно порадовала, но в то же время и не огорчила. Картины были очень разные, возраст зрителей и авторов тоже разный. Иногда в зал приходило мало народу, иногда приходили взрослые с детьми, которые хотели видеть только смешные мультфильмы, а не серьёзное кино. Кино - это кино, а какое оно - документальное, анимационное, игровое -  это другой вопрос».

2. Леонид Шмельков:

«По сравнению с программами прошлых лет, стало меньше откровенного трэша. Раньше было несколько хороших фильмов, один замечательный, и очень много трэша. Сегодня стало больше средних картин, но мало новых фильмов: большинство картин  - продолжение каких-то других фильмов, которые я уже видел. За рамки круга никто не выходит, немножко скучно, но есть хорошие работы».

 

ЖЮРИ КОНКУРСА КОПРОДУКЦИЯ

Юлия Мишкинене:
«Положа руку на сердце, в этом конкурсе нет ни одного фильма, который бы был настоящей копродукцией, какой она должна быть. Если есть хоть какое-то российское участие, это ещё не означает, что фильм сделан по всем правилам копродукции. Это очень большая проблема российского кино, потому что у нас нет ни одного органа, который бы поддерживал копродукцию. Министерство культуры не только не поддерживает копродукцию, оно даже ею не интересуется и ничего не делает для того, чтобы она развивалось. Это абсолютно противоречит всем европейским тенденциям, где основной упор развития кинематографа делается на копродукцию, потому что это реальное «окно в мир», которое расширяет возможности производства кино».

Вячеслав Сорокин:
«Я отмечу падение изобразительного решения фильма, изобразительного языка кино. Актёрские работы мне также представляются весьма огорчительными в подавляющем большинстве фильмов».

Ольга Аграфенина:
«Наша программа была не слишком объемная, всего девять фильмов, четыре из которых мы горячо обсуждали. Я считаю, что результат не такой плачевный. С самого начала мы отгородились от мысли, что это копродукция, и смотрели фильмы с тех же позиций, что и наши коллеги. У многих фильмов есть проблема с многофинальностью. Буквально в каждом втором фильме авторы никак не могли поставить точку, от чего снижался эмоциональный накал картины».

Арутюн Хачатрян:
«После каждого фестиваля, где я бываю, я приглашаю картины на мой фестиваль в Ереван. В этом году в Выборге есть фильм, который я могу пригласить, и я очень этому рад. Я предлагаю выборгскому фестивалю сделать ретроспективу национального кино, которые мы уже давно не смотрим, но в котором можно найти достаточно интересные вещи». 

 

ЖЮРИ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КИНО

Евгений Григорьев

«У нас есть большие вопросы к отбору фильмов. Потому что треть конкурсной программы – это картины, которые, с нашей точки зрения, находятся вне территории кино - это аудиовизуальные произведения, которые можно отнести к разряду телепередачи, ролика для ютуба, но считать это произведением, где демонстрируются высокие творческие компетенции, нельзя. Операторы, которых уже нет с нами, выигрывают у живых в изображении. Мы смотрим хронику и фильмы, снятые сегодня. При всем волшебстве нынешнего оборудования на камерах стоят неинтересные оптические системы, отсутствует цветокоррекция; дизайн титров – просто роскошь. Это связано с отношением авторов к изображению. Возникает ощущение, что ты смотришь «Тропарево ТВ» 1997-го года. Наверное, многим авторам, работающим в жанре неигрового кино, надо пересматривать прекрасные картины 70-х годов – там есть чему поучиться».

Ольга Рейзен

«Мы не были знакомы до того, как собрались в жюри. Мы представители разных поколений. И то, что сейчас озвучил Женя, – наша единая точка зрения. Мы приняли решение о награждении фильмов за 15 минут».

Максим Якубсон

«Многие авторы являются заложниками - либо продюсера, либо изначальной необходимости «что-то сделать», либо заложниками героя, который все подминает под себя. И, конечно, необходимо что-то противопоставить этой ситуации. Надо создавать условия для развития проектов не в жёстких рамках, внутри которых всё дохнет, а условия, в которых фильмы могли бы рождаться. К сожалению, мы видели мало фильмов, которые бы рождались в ходе путешествия, какого-то открытия, которое бы имело отношение к документальному кино как к методу изучения реальности. Нам бы очень хотелось, чтобы на фестивале «Окно в Европу» неигровое кино не было дополнением к первому плану программы игровых фильмов. Чтобы оно имело свой существенный статус в программе фестиваля и имело современное направление, которое может собирать залы и менять жизнь людей. У нас было общее предложение по возможности вернуть приз, который был здесь когда-то, который вручался консолидированным  жюри всех конкурсов.

 

ЖЮРИ ИГРОВОГО КОНКУРСА

Лариса Малюкова

«Конкурсная программа фестиваля - это точная кардиограмма состояния российского кино. У авторов часто есть желание делать кино - в отсутствие умения и понимания, для чего и для кого ты это делаешь».

 

Алексей Бородачев

«Программа неровная, были хорошие картины, но были и провалы. Я смотрел фильмы и думал: почему же авторы думают так мелко?»

 

Клавдия Коршунова

«Меня расстроила безответственность некоторых авторов. Встреча со зрителем – это ответственность. Хорошо, если бы авторы об этом помнили».

 

Сергей Астахов

«Есть ряд блестящих работ, есть небольшое количество плохих - это обычная статистика. Процент хороших фильмов со времен советского кино не меняется. Если говорить об операторской работе - сейчас зачастую оператором называется тот, кто первым нашел кнопочку на фотоаппарате. Я надеюсь, что со временем поток среднего изображения перейдет в новое качество».

 

Сергей Снежкин

«У меня нет вопросов к отборщикам фестиваля и к российскому кинематографу в целом - это как задавать вопросы к жизни. Кинематограф - это рискованное земледелие. Не бывает так, чтобы 5 лет подряд был урожай. Единственное, что расстраивает, - количество клинических идиотов в моей профессии растет».

 



Официальные партнёры
Информационные партнеры