XXVIII фестиваль

МАКСИМ БРИУС: «Надо выдавать носовые платки – слез будет много»

13-12-2020

Выборгский кинофестиваль закроет военная драма Максима Бриуса «Зоя», рассказывающая о легендарном подвиге Зои Космодемьянской.  Мы поговорили с режиссером о процессе создания фильма и о том, как кино способно менять зрителя. 

Насколько сложным было производство фильма?
Любая военная картина сложна в производстве. С тех времен мало что сохранилось, поэтому многое пришлось заново воссоздавать. Съемки шли почти два года с перерывами. Фильм снимался двумя киностудиями. Начинала Киностудия имени Горького, сделавшая всю военную часть картины: деревню, поджог, пытки Зои и так далее. Съемки проходили в Белоруссии. Затем картина перешла к студии «Ленфильм» и компании «Триикс Медиа» в Петербурге, и, спустя почти год, мы сняли всю довоенную историю Зои, а также рассказ о том, как и почему она попала в диверсионную группу. Задействовано было много людей. Картина получилась, возможно, не самая кассовая, но, мне кажется, она напомнит нынешнему поколению о том, кто такая Зоя Космодемьянская. Кино делалось для того, чтобы мы не забывали своих героев. 

Расскажите об образе главной героини? 
Образ Зои у нас классический, мы не стали его делать «в угоду дня». С одной стороны, он немного мифологизирован – как и любая история о герое. С другой стороны, это судьба реального человека, который пережил то, что показано в фильме. Человек совершил подвиг, отдал самого себя во имя победы. Мы рассказали эту историю в каноничном формате. Образ Зои в нашей стране вполне сформирован, не хочется его как-то «раскачивать». Я помню, как образы пионеров-героев формировали мое поколение. В 90-е годы фигуру Зои пытались переиначить: писали, что, мол, она была душевнобольная и что ее молчание – следствие шизофренического шока, которое впоследствии возвели в героический подвиг. Но все это как-то ужасно некрасиво звучит. Мне кажется, даже если подвиг Зои в чем-то миф, то миф красивый, соответствующий нашей стране. 

Анастасии Мишиной было тяжело работать над ролью?
Очень тяжело. Но как хорошая актриса она полностью вжилась в роль. Когда съемки на какой-то момент были приостановлены, а затем вновь возобновлены, Насте было трудно вернуться к этому образу, но я поговорил с ней, объяснил, что и как собираюсь снимать, и она правильно настроилась, продолжила работу. Это ее дебютная роль в большом кино, и Настя справилась с ней отлично.  

Как вам работалось в соавторстве с Леонидом Пляскиным?
Мы работали раздельно. Леонид начинал эту картину и должен был ее закончить, но ее не приняли в том виде, в каком она была сделана. Поэтому решили сменить постановщиков и дописать часть сценария. Материал, сделанный Леонидом, был перемонтирован. По сути, мы сняли половину того, что сейчас есть в фильме. На мой взгляд, у нас хорошо все состыковалось. Леонида я знаю и думаю, что он переживает за этот проект, поскольку он был и автором сценария. В его версии получилось не совсем то, чего ожидали от фильма, продюсерами было принято решение придать картине более классический вид. Мне кажется, зрители должны полюбить Зою после того, что у нас, в итоге, получилось. 

Способно ли кино менять зрителя? Как, по-вашему, «Зоя» повлияет на публику? 
Я считаю, что кино способно повлиять на любого человека. На мой взгляд, искусство для этого и существует. Даже я, будучи достаточно опытным режиссером, хожу в кино, плачу, смеюсь, реагирую как обычный зритель, совершенно не думая о том, как это снято, и совершенно забывая о профессии. Это двигает меня вперед: появляется желание жить и что-то делать дальше. Что касается «Зои», я думаю, в зале надо выдавать носовые платки – слез будет много. Это совершенно не развлекательное кино, а тяжелая военная драма с финалом, о котором известно каждому. Казалось бы, восемнадцать лет, красавица, вся жизнь впереди... Но Зоя записалась, фактически, в отряды смертников. Добровольцам заранее сказали, что 95% из них погибнет. Вместе с ней записалось еще примерно три тысячи молодых ребят, и ни один не отказался от задания. На подготовку диверсантов из обычных школьников и студентов было выделено всего три дня. Естественно, большая часть из них погибла. Своим фильмом мы рассказываем о том поколении, о том времени и о нелегком решении послать этих молодых ребят на смерть, потому что иного выхода в тот момент не было. Ситуация была патовой, и надо было как-то из нее выкарабкиваться. Мне кажется, если в наше время (не дай бог, конечно), случится нечто подобное, найдутся тысячи таких же ребят, готовых своим подвигом поднять волну сопротивления врагу, пожертвовать собой ради других. Найдутся, конечно, и те, кто будет «хаять» их решение, но всегда есть люди, которые способны не быть эгоистами, а думать шире и дальше.

В прокат фильм "Зоя" выходит 28 января 2021 

КСЕНИЯ ПЕТРЕНКО



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры