XXIX фестиваль

АЛИСА СТРУКОВА: «Работать над программой фестиваля – все равно как наблюдать, как в созвездия складываются звезды»

26-08-2021

Ждать открытия XXIX фестиваля «Окно в Европу» осталось совсем недолго. В предвкушении праздника кино в Выборге, мы поговорили с программным директором смотра – Алисой Струковой. О ее работе, нужной настройке фокуса при подборе фильмов, новых тенденциях и смыслах, которые неизбежно возникают в кинематографе в ответ на наше «пандемическое время».

 - Что означает статус ковид-фри у фестиваля?

Приглашая в Выборг, который до сих пор находится в сложной эпидемиологической ситуации,  мы решили придерживаться принципиальной позиции. Все наши гости и участники фестиваля, получая аккредитацию, предоставляют документы о вакцинации или пцр-тест. В отличие от предыдущего, декабрьского фестиваля, 29-е «Окно в Европу» будет открыто для зрителей. Забота о здоровье гостей и жителей города Выборга – для нас самое главное. Больше скажу, ценность каждой человеческой жизни – одна из общих тем всех программ фестиваля.

 - С момента предыдущего фестиваля в Выборге прошло меньше года, насколько сложно было находить фильмы в программу?

Действительно, времени прошло не много, а еще и мировой, и российский фестивальные календари ощутимо изменились. Сразу несколько наших кинофестивалей, которые до этого проходили летом, в надежде на улучшение эпидемиологической ситуации перенесли сроки своего проведения. И так сложилось, что параллельно, практически в одни и те же даты, кинофестивали пройдут сразу в нескольких городах России. Но Выборг настолько привык, что «Окно в Европу» приезжает в августе, что мы не стали уходить с этого месяца. Мы слегка сдвинулись на чуть поздние даты (наш фестиваль начнется 27 августа – в День российского кино) в надежде, что ситуация с ковидом к этому времени улучшится, как и произошло. Но из-за этого одна из конкурсных программ «Окна в Европу», «Выборгский счет», в которую мы приглашали победителей других смотров,  будет не такой плотной, как прежде, когда «Окно в Европу» был завершающим и фактически подводил итоги фестивального года.

Есть продюсеры и создатели, которые понимают особенность Выборгского фестиваля и предпочитают проводить свои премьеры именно на «Окне в Европу». Конкурс сложился, на мой взгляд. В нем много дебютного, независимого, камерного, малобюджетного, я бы сказала, штучного, не индустриального кино. В каждом из этих фильмов есть поиск киноязыка, безусловный профессионализм и, что самое главное, – горячее стремление к авторскому высказыванию.

- Может быть, эта «камерность» - следствие некоторой вынужденной изоляции, в которой сейчас мы все пребываем?

Коронавирус, несомненно, повлиял на мировоззрение, мышление, сознание. Мне кажется, за последние полтора года многие кардинально развернулись в своем движении по жизни, вынужденно остановились и обратились к глубинам самих себя. Все картины нашего конкурса созданы в жанре реализма, того реализма, извините за громкие слова, в котором работала русская литература. Основная тема большинства картин конкурса – отношения. Отношения между близкими – дочерью и отцом, мужем и женой, братьями, взрослыми детьми и родителями… Очень много фильмов, поднимающих семейные проблемы. Есть две картины, в которых герои ожидают конец света, но сценарии, насколько я знаю, были написаны задолго до начала пандемии. Есть лента в уникальном пока формате автофикшн - интересно, как зрители и профессиональное сообщество воспримут это кино. Есть фильм, в котором звучат всего одно или два слова. Есть драмы, музыкальный фильм, мелодрама – очень разные по жанрам, фильмы нашего конкурса этого года, повторюсь, - о ценности жизни, каждой человеческой жизни. В декабре наш фестиваль открывал «Белый снег», а победил «Черный снег». Сейчас у нас в программе есть «Первый снег», зато есть и два солнца – «Асфальтовое солнце» и «Второе солнце».

- В программе документального кино много фильмов об известных личностях…

Неигровое кино, на мой взгляд, становится интересным, когда его содержание поднимается над темой. У нас есть картины с изначально очень яркими, значимыми героями – Федор Шаляпин, Тонино Гуэрра, Игорь Бутман. Но это кино не только про их судьбу или жизнь. «Рок за гранью», например,  - не столько рассказ об известных рок-личностях, которые у всех на слуху, сколько культурологическое размышление. Так же и в других картинах: документальными средствами создаются цельные художественные образы.

В прошлом году жюри анимационного конкурса отмечало, что детских мультфильмов снимается все меньше. А что показала программа анимации этого года?

В этом году у нас будут сеансы с мультфильмами для малышей, а будут дни, в которые мы собрали программы анимационных фильмов для взрослых. На минувшем фестивале мы действительно отметили эту тенденцию – в авторской анимации мало говорят с детьми. Но авторам не прикажешь – «каждый пишет как он дышит». Мы это заострили не для того, чтобы заставить всех срочно рисовать мультики для детей. Мне хотелось акцентировать внимание на возможности симбиоза коммерческого и авторского анимационного кино. Зачастую коммерческое кино для детей лишено художественного вкуса, они собирают кассу, залы, но не служат эстетическому воспитанию детей. А многие думающие родители все же стараются следить за эстетикой картин, которые смотрят их дети. Понятно, что создатели должны думать о самом массовом зрителе, но при этом у нас настолько прекрасна авторская анимация, в ней столько хороших молодых авторов, которых можно было бы привлекать к созданию больших проектов. В мире сейчас есть множество примеров удачного соединения коммерческого и авторского в мультфильмах. Вот об этом мы предлагаем еще раз поразмышлять на нашей фестивальной площадке.

- Что это такое за состояние - отбирать фильмы на конкурс, формировать программу фестиваля?

Работать над программой фестиваля - все равно как наблюдать, как в созвездия складываются звезды. И каждый год, когда я вижу итог – новую фестивальную программу, я понимаю, насколько интересно, промыслительно все сложилось. Сначала появляются хедлайнеры, потом к ним прибавляются новые и новые фильмы, которые поступают в программу...  Про некоторые фильмы, например, мы понимали, что это заслуживающие внимания работы, но им будет неуютно в рамках уже складывающегося конкурса. Правильное позиционирование картины – один из важнейших механизмов продвижения ее к зрителю. У нас нет позиции какого-то особого фестивального кино. И жанровая зрительская комедия, и хоррор, конечно, имеют потенциальную возможность войти в конкурсную программу, как это не раз бывало. Но есть фильмы, которые работают в уже прорубленных жанрах, а есть те, которые предлагают эксперимент, в них чувствуется творческий поиск. Такое кино и представляет  интерес для внимательного изучения на фестивалях, на мой взгляд.  Выборгская традиция – она не столько про кинобизнес, сколько про творчество. Каждый раз мы собираемся в этом прекрасном городе, чтобы под низким балтийским небом поговорить о чем-то откровенно – об искусстве, о жизни. Подумать о том, где мы сейчас, какие мы сейчас и куда нам двигаться дальше.

- Со стороны кажется, что в вашей работе больше математики, чем лирики…

Фестиваль – это стихия, здесь мало что можно просчитать. Но потом, анализируя, ты понимаешь, насколько все его участники оказались чутки к каким-то небесным волнам, шепчущим темам и сюжетам, и как эти волны уже стали отражаться на дальнейшей судьбе создателей, да и всего российского кино. Моей самой большой постфестивальной радостью всегда становятся не только победа наших участников и их дальнейшее продвижение, а зарождение новых творческих проектов, тандемов.

Выборг  - это всегда место встречи. Место встречи режиссера и продюсера, сценариста и оператора. Это всегда сотрудничество, создание новых творческих групп. Например, члены команды жюри игрового кино прошлого года уже вместе создали новый проект, который сейчас находится в постпродакшне. И таких историй, когда в Выборге соединяются творческие и даже личные судьбы, немало. У нас есть семейные пары, которые познакомились на Выборгском фестивале. И мне кажется, что это заслуга атмосферы «Окна в Европу» - свободной, демократичной, открытой, где нет каких-то статусных ограничений, дресс-кодов, закрытых вечеринок. Здесь все рядом – жюри, создатели, критики, пресса и зрители, которых мы очень ждем на показах!  

Беседовала Анастасия Примаченко

Фото Дмитрия Брикмана



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры