XXIX фестиваль

СЕРГЕЙ ДЕБИЖЕВ: «Русский рок – это вообще не про звучание»

28-08-2021

На кинофестивале «Окно в Европу» состоялся показ неигровая картина Сергея Дебижева «Рок за гранью». Мы поговорили с режиссером о главных героях его фильма и о том, почему русский рок 80-х остается актуальным и востребованным как у кинематографистов, так и у зрителей.

Что лично для вас значит показ вашего фильма на кинофестивале «Окно в Европу»?

Несколько лет назад мой фильм «Последний рыцарь империи» получил гран-при в Выборге. Я считаю этот фестиваль очень важным и значимым. Конечно, поначалу его название предполагало либеральную повестку, но постепенно стало ясно, что «окно» работает исключительно в сфере культуры и искусства. Мне кажется, этот фестиваль мог бы стать проводником по-настоящему правильных идей и смыслов. Я надеюсь, в этом плане «Окно в Европу» будет развиваться. И очень хотелось бы, чтобы город Выборг, имея подобный фестиваль, тоже начал преображаться.

Зачем фильм про русский рок нужен сейчас? На эту тему уже снято много кино, почему она остается актуальной?

– Как ни странно, значительная часть молодого поколения так и продолжает расти на песнях Цоя, а более продвинутая в интеллектуальном смысле молодежь – на песнях Гребенщикова. К сожалению, Курехина знают меньше, но и настоящих интеллектуалов становится все меньше. Втроем эти люди поддерживают интерес к русскому року как к феномену, потому что, в отличие от рока вообще, он не является деструктивно-демоническим явлением, таким, как рок в его изначальном виде. На нашей почве у рока образовался какой-то особый статус, «системно-вразумительный». Наши парни синтезируют смыслы, а не просто бренчат на гитарах.

Мой фильм, с одной стороны, поддерживает интерес к группе «Кино» и Виктору Цою, с другой стороны, говорит о том, что Борис Борисович жив-здоров и все, что он делал, он продолжает делать на другом уровне. А о таких людях, как Курехин, нужно не то, что не забывать, а, как минимум, знать, кто они такие и что они делали на этом свете. Так что это история совершенно не про прошлое – не зря в фильме есть кадры, где молодые люди смотрят на экран и на сцену и видят этих музыкантов.

Кроме того, я слишком хорошо знал всех троих, чтобы не высказаться на эту тему. Столько всякого бреда и пошлятины было снято в последнее время о Цое, в частности! Для меня сделать фильм было своеобразным историческим обязательством, и я намеренно пригласил сниматься и поговорить на эту тему не музыкантов, которые просто сидели бы и вспоминали былые времена, а людей, которые хорошо знали всех троих и по-настоящему тесно с ними дружили. Мы попытались порассуждать о 80-х – первой половине 90-х. В фильме достаточно серьезный крен в сторону того, что это было за непростое время. Мне кажется, это очень важно понимать.

Почему в качестве главных героев картины вы выбрали троих очень разных персонажей: Виктора Цоя, Бориса Гребенщикова и Сергея Курехина? Они олицетворяют для вас три аспекта русского рока, либо была какая-то другая причина?

– Они не олицетворяют русский рок вообще, а являются теми личностями, которые по-настоящему имели значение и определяют собой три основные направления бытия. Если Гребенщиков призывал людей смотреть вверх и в «хрустальных пространствах божественного сияния» искать истину, то Цой, наоборот, считал, что нужно идти вперед и пробивать любые двери и стены, добиваясь своих целей. Курехин же говорил, что нужно идти внутрь себя и пытаться найти смысл как в глубинах собственного бытия, так и в глубинах вообще сакральных смыслов. Так что эти три музыканта олицетворяют три направления: вверх, вперед и вовнутрь.

Расскажите о людях, давших интервью для фильма. Почему для размышлений о природе русского рока были выбраны именно они?

– Сергей «Африка» Бугаев – это всепроникающая субстанция и человек-легенда, как бы кто к нему ни относился. Кто как не он в состоянии ярко, используя риторические аллюры порассуждать об этом времени и расставить правильные акценты. Виктор Тихомиров как писатель, режиссер и, в первую очередь, художник – человек более глубокий. Он хорошо знал и Цоя, и Гребенщикова. Наконец, Марина Алби – идеальный представитель американского истеблишмента того времени. Русская стилистика настолько перепрограммировала ее, что она осталась в России и живет здесь уже больше двадцати лет. Именно Марина вывозила Гребенщикова в США и делала его пластинку “Radio Silence”. Ее присутствие в картине показывает эпоху и процесс с прагматичной западной стороны, и это тоже важный взгляд.

Вы уже упомянули, что в СССР конца 80-х рок был больше, чем просто музыка для развлечения. Но есть мнение, что русский рок в смысле звучания – не более, чем «калька» с западного оригинала. Что вы об этом думаете?

– Русский рок – это вообще не про звучание. В свое время люди штурмовали Рок-клуб и с придыханием, сидя друг у друга на головах, пытались расслышать, что поет Гребенщиков в процессе писка микрофонов и другой чудовищной аппаратуры. Это говорит о том, что русский рок – не развлекательная качественная музыка, а скорее большие внутренние, духовные смыслы. Он направлен к душе и к сердцу, а не к ногам и танцам. Под русский рок танцевать невозможно, его надо слушать. Он может, и хотел бы звучать лучше и получить мировую известность, но, мне кажется, к этому бессмысленно стремиться – надо играть на своей территории, на своем поле. Россия вполне себе отдельная цивилизация, и нам, а тем более русскому року, проникать куда-то смешно и наивно. Нам надо жить своей собственной жизнью, а не пытаться что-то копировать.

Эти три персонажа не имеют отношения к классическому року. Цой – это в гораздо большей степени героика, облеченная в рок-н-ролльную форму. Гребенщиков – это пророк, но не в смысле «про рок». Его творчество имеет больше отношения к сказаниям, к балладам, к молитве, но он выбрал для их донесения форму рока. Я уж не говорю о Курехине. Курехин – это политик и человек, осознающий высокую миссию культуры и искусства. Он доносил свои идеи психоделическими, провокационными, абсурдно-безумными способами.

Именно поэтому фильм называется «Рок за гранью». Рок за гранью рока. Рок был просто формой, которую выбрали эти люди. Мне это явление интересно именно в их лице, а не само по себе. И за эти три мощные фигуры русскому року можно многое простить. Цой, Гребенщиков и Курехин нашли бы способы донести свои идеи и без русского рока.

 

Беседовала Елизавета Минаева



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры