XXIX фестиваль

ЕВГЕНИЙ ТКАЧУК: «Можно быть Гамлетом, играя третий гриб в четвертом ряду»

01-09-2021

Один из дебютных фильмов в игровой конкурсной программе фестиваля «Окно в Европу» – драма «Земун» Эдуарда Жолнина. Главную роль в ней сыграл Евгений Ткачук, известный по картинам «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», «Зимний путь», сериалам «Тихий Дон» и «Обитель». Мы поговорили с актером о фильме, режиссерских амбициях и собственном конно-драматическом театре. 


– В этом году в конкурсной программе фестиваля – картина «Земун». Расскажите о ней в двух словах. 


«Земун» – фильм о потребительском отношении к жизни, природе, планете и животным, которое сталкивается с философией уважения и созидания в мире. 


– В этом фильме вы работали с режиссером-дебютантом Эдуардом Жолниным. В чем разница между съемками у режиссеров, ставящих свой первый фильм, и у заслуженных мастеров?


Люди, делающие первые шаги в кинематографе, часто проявляют неуверенность в решениях, которая не всегда работает в плюс картине. Чем увереннее позиция режиссера, тем ценнее и важнее то, что получается внутри кадра, потому что артисты зачастую не выполняют свою волю, а являются инструментами тех концепций, которые пытается выстроить режиссер.


– Как вам работалось с Олегом Ягодиным? В этом году он настоящая звезда «Окна в Европу» – на фестивале покажут четыре фильма с актером, так что к нему будет приковано особое внимание. 


Ягодин – прекрасный, глубокий человек, замечательный артист. Я уважаю и ценю его и как музыканта и считаю одной из самых больших звезд в нашей альтернативной рок-музыке. Я получил большое удовольствие, работая с ним. 


– Помните ли вы свой первый приезд в Выборг? Какую роль сыграл фестиваль в вашей карьере?


Я всегда приезжаю в Выборг как к себе домой. Он стал для меня особым городом, ведь с первого приезда я получил, наверно, все лавры, которые нужны артисту, и насладился всем, что за этим следует. Я очень люблю и сам город, и фестиваль и всегда с удовольствием приезжаю, когда есть такая возможность. 


– У вас есть свой конно-драматический театр, а в «Земуне» вам довелось работать с коровами. Какие у вас остались впечатления от этого опыта? 


Работа с животными в кадре – очень сложная задача. Их нужно готовить к съемкам, заранее показывать место, обустраивать пространство. В нашем кинопроизводстве на это не выделяется никаких средств и возможностей, все делается в последний момент, от чего создается огромное напряжение. Порой с ним невозможно справиться. Впрочем, это и глобальная проблема общего нашего отношения к животным. Если сравнивать наши фермы, допустим, с австралийскими – это как земля и небо. То, как обращаются с животными, в каком они находятся состоянии, как дают молоко – все это жесткое потребительство, на которое без слез не взглянешь. Очень печально. 


– Тогда давайте поговорим о другом примере работы с животными – конно-драматическом театре «ВелесО». Вы являетесь основателем и художественным руководителем театра. Какой путь удалось проделать за шесть лет его существования? 


За это время мы поставили четыре спектакля. В июле выпустили премьеру по роману Василия Каменского «Степан Разин», а до этого были такие постановки, как «Священный полет цветов» по мотивам поэмы Александра Введенского, «Дельфин и психи» по произведению Владимира Высоцкого и «Осторожно, Гулливер» по мотивам произведения Джонатана Свифта. К следующему сезону мы планируем новую постановку «Люблинский штукарь». Мы осуществили несколько удачных краудфаундинговых проектов, где собирали деньги на постановки спектаклей и на нужды театра. Также мы сотрудничаем с Фондом президентских грантов. Так что все идет очень неплохо. В будущем мы планируем создать на базе театра своеобразную деревню с несколькими творческими лабораториями и театральными площадками на природе. Люди смогут приезжать туда, селиться в гостевых домиках и заниматься разными видами искусства, сотворчеством с природой. А заканчиваться все это будет большим творческим фестивалем. 


– Расскажите, пожалуйста, о формате театра. «Конно-драматический театр» –  это уникальная форма или в мире есть аналоги?


В странах, где развито конное искусство, это обычное дело. По всему миру существует много конных и конно-драматических театров, но в России это выглядит как диковинка. Зачастую первые, кто выражают непонимание и несогласие с такой формой, – это конники, привыкшие к взаимодействию с лошадьми через жесткие методы (железо и амуниция). Восприятие свободного коня и принцип договора через язык тела для конников нашей страны выглядит странным и нелогичным. На все аргументы, что это честно и по-партнерски интереснее, мы слышим высказывания о том, что «это же долго, проще железо в рот – да повернул куда надо, это будет быстрее и понятнее коню». Это так, но в театральном пространстве, где работа ведется на контакте и взаимопонимании, на действительном общении, грубое понукание выбивается из рамок драматического искусства. 


– Одна из последних ваших больших ролей – в сериале «Обитель». Вы активно снимаетесь как в масштабных телепроектах, так и в очень камерных историях, таких, как «Земун». Что вам доставляет больше удовольствия?


Удовольствие приносит полное взаимопонимание с режиссером и взаимодействие на ранних этапах по всем аспектам. Встречаются картины, где подобного сговора с актером не получается, он невозможен либо принципиально обходится стороной, потому что происходит на других уровнях: между продюсером и режиссером, между прокатчиком и режиссером и так далее. В таких случаях очень сложно сделать что-то качественное, потому что ты как бы вне процесса. В противоположной ситуации это счастье и наслаждение, какого бы масштаба ни была картина. 


– Сейчас производство сериалов все больше смещается от телевидения к онлайн-платформам. Есть ли у вас уже опыт или планы работы с платформами? Существуют ли там какие-то иные, отличные от телевидения, требования к актерам?


Я бы с удовольствием работал с платформами, но пока меня не зовут. Я думаю, поскольку онлайн-кинотеатры работают в интернет-формате, они подбирают артистов не в последнюю очередь учитывая их котируемость в соцсетях. Для продюсеров важно понимать количество подписчиков у того или иного артиста. Это свой формат и свои правила, свой рынок. Со своей стороны, не могу сказать, что я «соцсетийный» человек. Мне не всегда хватает времени этим заниматься, возможно, поэтому меня пока обходят стороной подобные проекты. 


– Над чем вы сейчас работаете, где вас можно будет увидеть в ближайшее время? 


Идет постпродакшн картин «Дышите свободно» Сергея Бодрова и «Мать моего сына» Ильи Максимова. В данный момент я нахожусь на съемках фильма Сергея Владимировича Урсуляка «Праведник» о подвиге отряда партизан в белорусских лесах. 


– В своем театре вы сами занимаетесь постановкой спектаклей. А как насчет того, что стать режиссером собственного фильма? 


У меня есть несколько идей, но я еще не сделал все, что хотел, в своем театре, поэтому не тороплюсь. Думаю, в кино нужно делать что-то свое тогда, когда ты уже полностью сформирован как творец. Если театр – это живая структура, которая готова и обязана расти и изменяться от спектакля к спектаклю, то кинематограф – это застывшая картинка, которую ты должен очень четко увидеть и отточить, иначе это будет невнятно. 


– Каким должен быть проект, чтобы заинтересовать вас как актера? Может, есть какие-то роли, которые вам хотелось бы сыграть?


Интерес может заключаться как в режиссере, так и в материале, локациях, партнерах, задачах. Об отдельных ролях я перестал мечтать, как делал это в детстве. В какой-то момент я понял, что Гамлета можно сыграть и когда ты играешь третьего гриба справа в четвертом ряду. Путь артиста и творчество истинные только тогда, когда он развивается сам, а не стремится к популярности. Если придерживаться такой позиции, то совершенно не принципиально, чтобы эмоциями Гамлета, которые испытывает гриб в пятом ряду, прониклись зрители. Важно, что ты их испытываешь: это твой опыт, твое развитие. Мне кажется, желание поставить во главу угла некую роль, которую во что бы то ни стало нужно сыграть, загоняет артиста в рамки. А это сразу уменьшает те безграничные возможности, которые существуют для него в театре. 
 

Беседовала Елизавета Минаева

Фото: Геннадий Авраменко



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры