30-й фестиваль

Тамара Дондурей: «Внешняя резкость и неуверенность внутри свойственны нашему времени»

06-08-2022

Режиссер конкурсного фильма «Рядом» – о хрупкости человеческих отношений, поколении миллениалов и влиянии опыта документального кино на съемки игрового.

– Расскажите, откуда вы взяли образ главной героини? Кто или что вас вдохновило?

Идея фильма «Рядом» связана с внезапной смертью моего друга от ишемической болезни сердца, когда он бежал марафон на Байкале. У него осталась жена, архитектор Даша, которая совсем не похожа на нашу героиню. Мы со сценаристом Антоном Ярушем взяли трагические обстоятельства смерти моего друга и профессию его жены, но все остальное придумали. Нам было важно показать хрупкость человеческих отношений в браке, в семье, в профессии. Как важно ничего не откладывать на потом, меньше мучить друг друга и ценить каждый миг, проведенный вместе, ведь завтра все это может исчезнуть. Мы написали сценарий практически сразу после смерти моего отца и рождения сына, поэтому можно сказать, что в фильме «Рядом» очень много личных переживаний. Кире предстоит полностью измениться после трагедии, которая с ней случится, отпустить и принять свое прошлое ради будущего ребенка.

– Кире около 30, она из поколения так называемых миллениалов, довольно скромно представленного в нашем кино. Как вы собирали и придумывали ее образ, повадки, привычки? Как бы вы ее охарактеризовали?

Кира убежденно строит карьеру, однако ее идеи кажутся коллегам в архитектурном бюро несколько утопическими. У нее колючие отношения с сильной и успешной матерью, этот давний конфликт гложет героиню изнутри, внешняя уверенность – лишь броня, внутри Кира еще ребенок. Ей кажется, что мир не принимает ее, но это вопрос оптики, точнее, ее изменения вместе с болезненной трансформацией через опыт трагедии. Это, конечно, история взросления – когда героине важно научиться различать полутона, жить в настоящем, строить не только город своей мечты, но и разрушенные годами связи с окружающими.

– Молодой человек Киры, Ваня, тренирует собак-поводырей, но при этом сам не замечает, как у него портятся отношения с возлюбленной. Откуда вы взяли его образ?

Кире сложно, так как ей кажется, что Ваня все время кому-то помогает, по своей сути он волонтер, и у него хватает сил и энергии на всех, кроме нее. Ее раздражает, что у Вани все временное: квартира съемная, машину он берет напрокат. Ей кажется, что это он не готов к серьезной жизни, не готов брать на себя ответственность, но на самом деле это как раз не так, и поймет это героиня, лишь пройдя круги собственного перерождения. Находясь в плену профессиональных амбиций и стереотипов о том, как все должно быть устроено, Кира не разглядела и не успела оценить самого близкого человека рядом с собой.

– Повлияли ли ваши документальные изыскания во время учебы на курсе Марины Разбежкиной?

Марина Александровна научила нас идти за реальностью, меньше выдумывать, больше наблюдать за изменениями, которые подсказывают ситуация и пространство. Кажется, что подвижная, «живая» камера, которая существует рядом с героями, тоже пришла из опыта документального кино. Мы с оператором Севой Ледовским хотели снять и узнаваемую – почти документальную – Москву, с ее бурными стройками и нервным ритмом мегаполиса. Кира меняется подобно тому, как меняется у нас на глазах Москва.

– Кира очень хрупкая и нежная – в ней видится образ девушки, которая застряла между условными консервативными женщинами из поколения выросших в 1990-е и куда более решительными и слегка наглыми зумерами, чье детство пришлось уже на 2010-е. Можно ли назвать ее портретом поколения?

Возможно, если говорить о некоторой инфантильности и подсознательных страхах, когда легче не привязываться к вещам: снимать квартиру и арендовать машину, отдаться круглосуточной работе и отложить на завтра решение вопросов, связанных с изменением жизни. Несмотря на внешнюю заносчивость, в Кире много внутренней боли и скрытых сомнений, отчаяния перед прошлым, ожидание заботы и при этом полная близорукость к близким. Эта подмена понятий – внешняя резкость и неуверенность внутри – свойственна нашему времени, замечаю ее в себе, иногда в друзьях, нам есть куда расти.

– Как вы подбирали актрису на главную роль? Екатерина Ермишина – очень яркая и интересная, необычная, но это ее всего-то вторая, максимум третья роль.

Я увидела Катю Ермишину в коротком метре Петра Федорова «Электрический ток» и сразу запомнила. Потом, когда кастинг-директор Вова Голов предложил Катю, как одну из претенденток на роль, я уже ее знала, а дальше это был вопрос совпадения с первой встречи. Очень верю в Катю не только профессионально, но и личностно – в ней есть глубина и сосредоточенность, работоспособность и умение не изменять себе, а это большая редкость.

– Вы написали сценарий совместно с Антоном Ярушем, соавтором Кантемира Балагова и Киры Коваленко. Кого в этом сценарии больше: вас или его? Как вы вообще строили свою работу?

Для меня важно, что Антон согласился написать сценарий вместе со мной. Мы познакомились на фестивале «Меридианы Тихого» во Владивостоке. Изначальный замысел был мой, но сценарий написал Антон, дальше мы уже что-то уточняли и дорабатывали вместе. У него очень узнаваемые, современные диалоги. Антон очень тонко чувствует время, среду, драматургию сцены: когда герои говорят одно, а подразумевают совсем другое. Здесь есть что играть актерам. Мне просто очень близки и созвучны его тексты.

– Ингеборга Дапкунайте очень занятая актриса, но снялась в вашем фильме. Насколько легко или нет было заполучить ее на эту роль?

Ингеборга прочла сценарий, неожиданно он ей понравился, и она согласилась. Для меня это были невероятная честь и огромный опыт. То, как Ингеборга готовится к роли, каким виртуозным образом создает свою героиню на площадке. Теперь это доверие Ингеборги – колоссальный стимул и вдохновение для работы дальше. Всегда о нем стараюсь помнить.

– Вопрос о названии: в английском варианте Stand by Me есть призыв – «Будь рядом», в отличие от лаконичного российского «Рядом». Что оно отражает, на ваш взгляд?

«Рядом» – это команда собаке, которая остается с Кирой после трагедии, что случится с Ваней. Это пустота, которая возникает рядом с героиней после смерти ее возлюбленного. Это скрытый призыв обратить внимание на близкого человека рядом с вами, стараться больше им дорожить, реже причинять боль, ведь никто не знает, сколько времени у вас впереди.

– Композитор в вашем фильме Анна Друбич – имя уже мирового уровня. Как вы получили ее музыку, как вышли на нее?

В данном случае мне повезло, так как Аня – моя близкая подруга детства, невероятно опытный и талантливый композитор, которая поддержала меня в дебютном проекте.

– Премьера фильма состоялась в январе на Роттердамском кинофестивале, который проходил онлайн, и то – только для прессы. Как вы считаете, когда фильм сможет увидеть широкий зритель, не считая показа на «Окне в Европу»?

Продюсер фильма Катя Филиппова рассчитывает выпустить фильм в прокат уже этой осенью.

Беседовал Иван Афанасьев



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры