30-й фестиваль

Дарья Екамасова: «Работа с дебютантами дает актеру больше возможностей»

07-08-2022

Актриса, представившая в Выборге фильм «Накануне», рассуждает об отличиях начинающих режиссеров от опытных, одиночестве и поступках своей героини.

– «Накануне» – не первый фильм с вашим участием, попавший в программу «Окна в Европу». Также ранее вы снимались в короткометражке «Танцевать нельзя остановиться» Анастасии Нечаевой, новый фильм которой тоже участвует в конкурсе. Кажется, у вас очень тесная связь с фестивалем в «Выборге».

Я была здесь однажды, с фильмом «Ангелы революции» Алексея Федорченко, который тоже в этом году участвует в фестивале как Председатель жюри. Здесь состоялась премьера фильма «Жила-была одна баба» Андрея Смирнова, но меня тогда не позвали. (Смеется.) Теперь я приехала сюда во второй раз и этому очень рада. Я считаю, что это фестиваль настоящего кино, открывающий новые имена.

– Режиссер фильма «Накануне» Алиса Ерохина – дебютантка в игровом кино, хотя ранее она сняла документальную картину «Кролики в свете фар». Как вы считаете, есть ли в ее новом фильме какая-то документальность?

Да, думаю, что в этом и есть особенность фильма. Сцена оживает не только с помощью актеров, она уходит в перспективу, то есть работают звуки, эхо, то, что не видно. От этого все становится таким объемным. И мы, актеры, старались существовать максимально документально. Играя не играть. Это было сложно и интересно, потому что у меня нет ничего общего с моей героиней.

– Если мало общего, то как вы создавали этот образ, актерски его выстраивали? Кто ваша героиня?

Всю актерскую кухню я не могу рассказать, но ты всегда думаешь, что это за человек. Отсюда рождаются голос, пластика, психофизика. Для меня важным аспектом было то, что моя героиня – девушка, которую воспитала мама, несостоявшаяся балерина. Понятно, что Аня выросла очень закомплексованной. Мы видим, что ее мать – довольно сложный человек, тоже с какой-то своей травмой. И, по сути, Аня, не умеет общаться с людьми. Она нормально может общаться только с собаками. Только они ее понимают. Со всеми другими людьми она не умеет выстраивать отношения – ни с мужчинами, ни с женщинами, и поэтому у нее все изподвыподверта. Для меня решающей была сцена, когда она в магазине подходит к отцу Макса, с которым они только утром расстались. У них буквально только что была ночь вместе, и вот она находит его, подходит к нему, когда он рядом с женой. Мне сложно было оправдать этот поступок, я не понимала, как можно взять и подойти, что у нее внутри происходит, почему ей это необходимо. Такой мазохизм и провокация.

– А собак вы любите?

Я очень люблю собак. И лошадей.

– Как вы управлялись с оравой собак? Их же бывало в кадре около десятка, и это настоящее испытание – сладить с таким количеством собак.

Я приезжала пораньше и просто гуляла, играла с ними, узнавала их характер. Многое в фильм не вошло, но, наверное, с каждой собакой я выстроила свои личные отношения – кто-то любимчик, кто-то не очень, у кого-то свой характер. То есть моя героиня чувствует себя в компании собак, как в обществе людей.

– Личное мнение: это кино, которое временами вызывает настоящую душевную клаустрофобию. Например, во время сцены, когда ваша героиня оказывается в одном помещении с мамой и отцом главного героя, Макса, и между ними возникает крайне неудобный разговор.

Это очень узнаваемая сцена. Если проследить за тем, как люди общаются в жизни, особенно если это очень близкие люди, то порой именно так все и происходит. Мне понравилось, как были прописаны отношения Ани с матерью, они же на двух словах общаются, и каждое слово несет порядок каких-то действий и ассоциаций, которые они предполагают. Они уже давно друг другу все сказали. Может, поэтому эта сцена так задевает, вызывает такие чувства.

– Вы работали с очень опытными и сильными режиссерами – Андреем Прошкиным, Алексеем Федорченко, Николаем Досталем, Владимиром Хотиненко. А здесь дебют. Их у вас, кажется, было в карьере не очень много. «Окно в Европу» как раз славится открытиями – в этом году из 11 фильмов основного конкурса восемь дебютов.

Между прочим, моя первая картина – это дебют Андрея Прошкина «Спартак и Калашников», я играла там девушку по имени Чиччолина, мне было 16 лет тогда. Или, например, «Свободное плавание» – первый сольный фильм Бориса Хлебникова, без Алексея Попогребского. Когда мы снимали «Жила-была одна баба», Андрей Смирнов говорил, что чувствует себя дебютантом, потому что он до этого 30 лет ничего не снимал. Так что можно сказать, что дебютов в моей карьере было немало. (Смеется.) Не знаю, для меня любой фильм – это почти, как дебют. Всегда похожее чувство испытываю. Как в первый раз. Недавно, кстати, я снималась у дебютантов братьев Ершовых. Для меня они русские братья Коэны, даже внешне похожи. Я считаю, что нужно поддерживать начинающих режиссеров. Никогда не знаешь, кто из них вырастет, и, как правило, они очень уверены в себе, знают, чего они хотят. Они приходят в кино не просто денег заработать, а с какой-то своей идеей. Внушают тебе, что именно ты можешь сыграть эту роль. Здесь для меня не важен вопрос денег. Хотя, конечно, я бесплатно не снимаюсь. Так, внимание: я бесплатно не снимаюсь! (Смеется.) Считаю, что необходимо поддерживать начинающих, чтобы на небосклоне появлялись новые звезды.

– В общем, это такая работа на развитие кино.

Во-первых, у дебютантов всегда проще сделать какой-то особый образ, более нестандартный, потому что, когда режиссер уже опытный, он прям точно знает, чего он хочет. Режиссер должен вдохнуть жизнь в актера, а не делать его своим рупором, как говорил, кажется, Тарковский. А дебютанты всегда вселяют силы, веру в себя, дыхание роли, а дальше ты просто должна выложиться по максимуму. Не дай Бог сделаешь что-то не так – ты просто подведешь дебютанта. Но у тебя больше возможностей появляется: ты можешь усложнять свою роль, делать ее менее гармоничной, более нестандартной. Делать что-то небанальное. Мне это интересно.

– У вас не очень много фильмов, где вы активно солируете. У вас чаще всего прекрасные роли второго плана. Здесь вам дали прямо пожить этой ролью. Что вы нашли в ней особенного, чего не было в других ролях?

Да, у меня действительно было не так много главных ролей. По сути, после фильмов «Жила-была одна баба» и «Ангелы Революции», сериала «А.Л.Ж.И.Р.» я много лет довольно редко снималась. Я жила. (Смеется.) Но в этой картине, наверное, мне хотелось показать, что в одиночестве нет ничего постыдного, что очень важно быть самим собой. И сейчас, мне кажется, с тем, что происходит в мире, это еще больше резонирует. Пробуждает, что ли. Пусть ты какой-то не такой, пусть ты мечтаешь о чем-то другом, но при всем при этом не обязательно подстраиваться под матрицу мира.

– Мне кажется, это кино про двух людей, чувствующих себя лишними, которые парадоксальным образом нашли друг друга, но не в том месте, не в то время.

Мне кажется, любой человек может почувствовать себя лишним, в то же время никто не вправе никого ничего лишать. Поэтому мне очень хочется, чтобы не было лишних людей. Потому что каждая жизнь бесценна. Это закон природы. Тот, кто обесценивает чужую жизнь, обесценивает себя. Как бы взаимоуничтожается. Обаяние лишних людей. Возможно тот, кто чувствует себя одиноким, посмотрев наше кино, не будет чувствовать себя лишним. А будет чувствовать себя героем фильма.

Беседовал Иван Афанасьев
Фото: Геннадий Авраменко



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры