30-й фестиваль

Дмитрий Давыдов: «Мне хотелось создать фильм без конфликта, без проблемы и антагонистов»

08-08-2022

Режиссер конкурсного фильма «Песни лета» – о спорах с преподавателями сценарного мастерства, проблемах якутского кино и желании окунуться в хоррор и мистику.

– Расскажите о вашем фильме. По завязке звучит, как нечто фэнтезийное – или это все-таки более реалистичное кино?

Это проект, который мы вели давно. В прошлом году сценарий фильма был напечатан в журнале «Искусство кино». Это бесконфликтная история, действительно, наподобие фэнтези. В хижине в лесу живут люди: старик, внук и случайно оказавшийся здесь мужчина. Они узнают, что рядом живет народ. Это лесные жители, у которых своя культура, язык, религия и обычаи. Герои попадают на летний праздник, наподобие Ивана Купалы, где начинаются приключения. Есть любовная линия, какие-то мистические вещи – и все это в формате комедии. Изначально я говорил, что эта история должна походить на Кустурицу, но после съемок должен признать, что это, наверное, уже не Кустурица. Надо увидеть, чтобы понять. Фильм легкий, летний, с хорошим настроением.

– В общем, кино настроения.

Да. Я и в ранних интервью говорил, что мне хотелось создать фильм без конфликта, без проблемы и антагонистов. Я в свое время спорил с преподавателями сценарного мастерства, доказывал, что могу сделать двухчасовой фильм, где не будет никакого конфликта, развития персонажа. Мне сказали, что это невозможно. Я ответил: давайте попробуем. И появилось желание сделать фильм настроения. Фильм-впечатление, когда ты просто вникаешь, входишь в это состояние, проникаешь в атмосферу. Нравится тебе это или не нравится – уже другой вопрос.

– Правда, что для этого мира вы придумали новый язык?

Сам фильм – на якутском языке. Старик и внук говорят на нем, а мужик – на тарабарщине, которую понимает только он сам. Лесные жители ничего не говорят, у них какие-то свои крики, возгласы, жесты. Изначально я действительно хотел, чтобы весь фильм прошел на тарабарском языке, но это оказалось сложно. Поэтому старика и парня, двух персонажей, мы оставили внятными и понятными.

– У вас планируется трилогия, в которой «Песни лета» будет первым фильмом, верно?

В начале июля мы закончили съемки хоррора под названием «Граница». Это фильм на английском языке, и там тоже появляются лесные жители, но уже в другом, более зловещем качестве. В третьем фильме, который будет называться «Ловец мух» (его снимем в следующем году), мы как раз войдем в этот народ, покажем его жизнь изнутри, постараемся объяснить, кто они такие, почему такие. Но это пока в планах. Получится или нет – не знаю. Идея была сделать трилогию, в которой есть полностью придуманный народ, со своей культурой, флером и прочим.

– Как у вас в голове уживается такое разнообразие жанров, тем, настроений? Вы как будто что-то ищете при помощи своих фильмов, все время экспериментируя.

Ранее я говорил, что быть режиссером одного жанра уже становится чем-то неинтересным. Изначально я пришел в серьезный жанр – были «Костер на ветру», «Нет бога кроме меня», «Пугало». Потом понял, что можно говорить о серьезных вещах как-то по-другому. «Песни лета», в котором тоже есть определенный смысл, обернут в такую летнюю, веселую, оболочку. Мне также оказались интересны жанры хоррора и мистики, потому что в Якутии они занимают очень серьезное положение. Я постоянно хотел окунуться в этот жанр, прямо в хоррор, который сейчас фактически – главный мировой жанр, и это была моя проба – получится или нет. Вроде что-то такое получилось.

– Вам часто задают вопрос, хотели бы вы снять сериал – вы пока отказываетесь из-за не очень удачных сценариев, которые предлагают. Какую историю вы сами хотели бы снять в формате сериала?

Я уже начинаю задумываться об этом, на самом деле. Мне интересен формат мини-сериала на 4–5 серий, на манер «Чернобыля», например. То есть полноценная история, разделенная на части. Мне нравится, как сказал Иван И. Твердовский: «Ты все равно к сериалу должен подходить, как к фильму». Что это будет за история? Думаю, мистика, что-то наподобие историй по Стивену Кингу, как «Оно», например. Про закрытое общество, в котором начинаются какие-то проблемы, и это общество должно самостоятельно решить их. Либо, встреча с каким-то злом, и с ним надо бороться. Мы даже придумали сюжет, попробуем в следующем году эту идею продать. Возможно, когда-нибудь снимем что-то подобное.

– Вернемся к «Песням лета». У вас там снимались непрофессиональные актеры, это ваша фишка. Почему вы так часто к ней обращаетесь?

Непрофессиональные актеры – как пластилин: ты можешь слепить из них все, что хочешь. Такой чистый лист. И в момент каста ты находишь не актера, ты находишь персонажа, типаж, который будет потом работать в кадре. В фильме «Песни лета» у нас есть один профессиональный актер театра – Дмитрий Юрченко, это его дебют в кино. Плюс те актеры, которые у меня из фильма в фильм переходят: Николай Солдатов, который сыграл роль старика, Ким Новиков, который сыграл в «Пугале» и ранних фильмах. Плюс так получается, что приглашать актера из Москвы очень дорого, а якутские нарасхват. И уже есть такая проблема, что одни и те же лица.

– Если бы у вас была возможность поработать с кем-то из больших звезд, мировых и российских, кто бы это был?

Джуд Лоу, Майкл Кейн… (Смеется.) На самом деле, много интересных актеров, просто опять та же проблема. Берем, например, Юру Борисова, и все такие: опять Юра Борисов. Мне не хочется использовать замыленные лица, гораздо интереснее найти новое и поработать с ним. А так… В принципе, со всеми интересно.

– Вы столько снимаете: вроде недавно мы вашего «Нелегала» смотрели, и вот уже выходит новый фильм. Как вы держите такой темп?

У нас же проекты малобюджетные, поэтому съемки длятся 20–25 смен, грубо говоря. Подготовка к проекту – это пять месяцев – полгода, но в условиях малобюджетного кино ты можешь вести два проекта одновременно. Сейчас наша «Граница» выходит на постпродакшен, а в сентябре начинаются съемки нового фильма, где мы заходим в препродакшн. Например, сегодня до обеда я сидел на монтаже фильма «Граница», а вечером буду работать над другим фильмом. Конечно же, если будет большой проект, так не получится. Надо будет входить в него полностью, на два-три года. Это условия якутского кино такие, что мы пока можем быстро, дешево и сердито сделать, и пока это получается.

– И все-таки съемки – это изматывающее мероприятие. Вы не устаете?

Тут, мне кажется, вопрос в личных качествах – упорстве и так далее. Я понимаю, что пока есть работа, нужно работать. Потому что обязательно придет момент, когда работать хочется, а ты не можешь – по финансам или по здоровью. Поэтому пока идет, нужно максимально выкладываться. Пока молодой – пахать, чтобы потом что-то иметь.

– Как вы считаете, в условиях нынешнего кризиса что будет с якутским кино? Оно станет еще более продуктивным или, наоборот, что-то изменится в худшую сторону? По вашим ощущениям, станет ли фильмов больше или меньше, станут ли они дешевле или дороже?

Я выступаю за то, чтобы фильмы становились дороже, потому что снимать за 3–5 миллионов рублей, как сейчас у нас происходит, уже очень сложно. Я и своим коллегам говорю: хватит снимать дешево и для себя. Надо делать экспортное кино, а оно должно быть конкурентоспособным. Соответственно, должен быть хороший бюджет, чтобы было хорошее качество. Поэтому здесь вопрос для якутского кино в том, что делать дальше: либо оставаться на таком же уровне и работать для себя, и тогда никакого развития не будет, либо все-таки перестать клепать дешевые фильмы. Я и про себя, наверное, говорю. (Смеется.) Стоит растить бюджеты хотя бы до 20–30 миллионов за проект, и тогда это будет уже серьезный проект, который можно продавать в России. Не знаю, как с зарубежьем, сейчас это тоже очень большой вопрос. Вообще якутское кино же развивалось благодаря фестивалям, а сейчас все эти дороги-пути закрыты на ближайший год. Я не знаю, что будет в следующем, но пока зарубежные фестивали российское кино не берут, и якутское в том числе. Так что сейчас нам нужно работать внутри, в России. Что будет дальше – большой вопрос.

Беседовал Иван Афанасьев
Фото: Геннадий Авраменко



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры