30-й фестиваль

Екатерина Ермишина: «Музыка Янки открыла для меня новый дивный мир»

10-08-2022

Актриса, сыгравшая в конкурсных фильмах «Рядом» и «На тебе сошелся клином белый свет», сравнивает методы режиссеров Тамары Дондурей и Игоря Поплаухина и говорит, что отсутствие актерского образования не мешает ей работать в кино.

– В основном конкурсе «Окна в Европу» два фильма с вашим участием. Два режиссера с разными методами работы: Тамара Дондурей – ученица Марины Разбежкиной, ее эстетика близка к документальному кино, а Игорь Поплаухин – это трансцендентальная медленная эстетика. Расскажите про разницу подходов, как она ощущалась на площадке?

Вы отчасти сами сказали о различиях, потому что какой режиссер, такая и работа. С Тамарой мы больше разговаривали, делились личным опытом, понимали, в чем разница между мной и моей героиней и как эту дистанцию можно преодолеть. Очень много репетировали, пробовали. А Игорь шел за естеством, он практически не делал замечаний, а следовал за героями. Мне кажется, он подобрал тех, кто изначально подходил под написанные им роли.

– У вас нет актерского образования. Интересно, как вы для себя определяете свою актерскую бытность. В кадре вы существуете за счет своей внутренней органики или перевоплощаетесь, используете какой-то актерский метод?

У меня нет метода. Мне кажется, что все методы, о которых я слышала, – условные и ведут к одному и тому же. Может быть, однажды я найду какой-то отличный от них. С Тамарой мы пытались нащупать какое-то состояние, которое соответствовало бы состоянию героини, для этого требовалась фантазия, эмпатия. Несмотря на то, что персонажа физически нет, ты все равно можешь прочувствовать долю эмпатии к нему, понять его по-человечески. Понять то, в каких обстоятельствах он находится, понять его мотивацию. И уже в этом состоянии ты попадаешь в некие условия и ведешь себя определенным образом. А у Игоря больше было наития, и главный посыл состоял в том, что актеру в целом ничего не нужно делать. Это не говорит о том, что ты ничем не занимаешься – просто тебе не нужно ничего придумывать. Это тоже в некоторой степени особый метод – когда ты находишься не в рамках своего героя. В какой-то момент я думала: жалко, что у меня нет актерского образования, тогда, может быть, я знала бы все расклады, которые есть, и исходя из них что-то подбирала. С другой стороны, мне кажется, что актерство – это естественная для человека вещь, и если у тебя есть фантазия и сочувствие к людям, то ты можешь быть актером. Когда ты видишь в кино человека без актерского образования, и он попадает в роль, то ты понимаешь, что это вполне возможно без школы.

– Вы долгое время были наблюдателем в кино, рядовым зрителем, а затем стали актрисой. Не было такого, что ваш зрительский опыт наложился на профессиональный и вы поймали себя на мысли, что следуете чужой актерской манере или имитируете что-то? И есть ли актеры, у которых вы сознательно могли бы что-нибудь перенять?

Я недолго училась в школе кино на режиссера – это очень многое дало мне в плане взгляда, понимания того, как все работает. С тем, что вы сказали, я сталкиваюсь постоянно. Даже не в том смысле, что замечаю, как копирую кого-то, а скорее сравниваю с некоей правдоподобностью и понимаю: «Нет, это не так, надо по-другому». То есть это такое сравнение с правдой. При этом я считаю, что если от кого-то можно что-то взять, то надо брать – все равно получится абсолютно по-другому. И это естественно. Детьми мы копируем взрослых родителей, потом еще кого-то. Когда ты долго общаешься с какими-то человеком, то начинаешь перенимать у него манеры, жесты, словечки. Это бесконечный процесс. Ты просто видишь человека, с которым работаешь в сцене, и начинаешь понимать, как он существует, как он сцену видит и ощущает, в этот момент ты учишься.

– Игорь Поплаухин рассказывал, что был большим поклонником Янки Дягилевой в подростковом возрасте, а теперь как бы совместил свои какие-то персональные ощущения с ее историей. А для вас история Янки была личной и важно ли было проникнуться ее музыкой, чтобы сыграть в этой картине?

Янка почему-то обошла меня стороной, я о ней узнала, когда Игорь пригласил меня на пробы и я решила послушать накануне, кто это и о чем ее песни. Первое впечатление было непонятное – смесь шансона и фольклора. Я очень долго не могла в это вникнуть, а потом вдруг настолько прониклась временем! Это притом, что я слушала Летова и Башлачева – это где-то рядом, а Янки не было. Для меня открылся новый дивный мир. Насчет личной истории: несмотря на то, что в фильме есть какая-то общая идея, все равно каждый проживает свою маленькую жизнь и говорит о своем.

– Есть ли у вас роль мечты?

Нет, но хочется сыграть судьбу человека. Важна не сама роль, а история. Какой она будет, представить сложно.

Беседовал Никита Третьяк
Фото: Геннадий Авраменко



Фестиваль проводится при поддержке
Министерства культуры Российской Федерации

Партнеры